Фото п серышево

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Рыбалка на Оби russian fishingnet


серышево п фото

2017-09-20 00:12 Вот и пролетело еще одно лето Первый сентябрьский день порадовал прекрасной летней погодой Муниципальный архив города, района Контактное лицо Телефон, эл почта Адрес




У меня сестра по образованию гуманитарий-лингвист, я - авиационный инженер. Оба боимся летать на самолете. Сестра потому что не знает, как это все работает, я - потому что знаю...


Признаки осени - перелётные птицы на юг, и новые инициативы на Охотном ряду...






Недавно моя радость из ментовки (Работает в хозчасти где-то там) Приперла мне какой-то беспонтовки. Немного так. Пяток, примерно, грамм. Сказала: «Помнишь, в прошлую субботу Ты про «удафф» какой-то говорил, Что там, мол, все раскуривают что-то, А ты еще ни разу не курил? У нас сегодня пиздили цыгана: Он, сука, детям коноплю толкал, Конфисковали граммов двадцать плана, И каждый мент домой немного взял. Я попросила: мне немножко дайте, Мой тоже пыхнуть хочет, говорю… Попробуй, раз так принято на сайте. И я, наверно, тоже покурю». «Спасибо, - я сказал, - моя родная, Раскуримся с тобой, базара нет. Вот только как забить, пока не знаю, Придется, видно, слазить в Интернет». Вот Яндекс.ру. В командной набираю Тупую фразу: «Как забить косяк», И очень быстро ссылку получаю: Инструкция и схема – все ништяк! Послал свою за «Беломором» в лавку, Взял папиросу, вытрусил табак, Смешал его по схеме с этой травкой И смесь обратно запихал в косяк. Я в качестве моральной подготовки Перечитал все сказки Гайдука, Поджег косяк, держа его неловко, И потянул дымок в себя слегка. Потом любимой передал беспечно (О, если бы я знал тогда, мудак!). Она сперва закашлялась, конечно, Но ничего, потом пошло взатяг. Ну, докурили… Что-то не вставляет. В квартире тихо – хоть пиши стихи. Читал: одних на хавчик разбивает, Других же пробивает на «хи-хи». И вдруг я как-то резко тяжелею, Не шевельнусь. Все тело как свинец. Лежу недвижный, сам с себя хуею: «Ну, докурился, - думаю, - пиздец!» И вдруг моя мурлычет, словно кошка, Район моей ширинки теребя: - Ты знаешь, вроде, вставило немножко, И это… милый… я хочу тебя! С трудом недвижной шевеля губою, Шепчу: «Да мне сейчас ни сесть, ни встать, Какие тут поебки, бог с тобою! Ты потерпи, пока отпустит, мать». Она: «Я не могу. Сейчас, не позже! Люблю тебя! Хочу! Схожу с ума! Не можешь встать? Нашел проблему тоже! Лежи, родной: все сделаю сама». С меня рванула джинсы озверело, Минетом мне приблуду подняла, Раздевшись, на нее с размаху села И драть меня безбожно начала. Уж за полночь. Она меня утюжит. Ебет, как скотник птичницу в стогу, Орет на всю округу: «Милый, ну же!» А я лежу – и кончить не могу… Оторвалась по полной моя зая: Она верхом скакала до зари… На мне потом уснула, не слезая, Как и была – с концом моим внутри. …Два дня лечил потертости на шкурке (Моей-то что: натрахалась – и рада). Ебал я в рот подобные раскурки! У вас такого не было, камрады?


Не совсем обычный уличный эпизод из середины 90-х вспомнился. Тогда у мелких криминалов было модно подбрасывать под ноги прохожим «куклы» - кошельки, в котором сверху лежит крупная купюра, а далее - туалетная бумага. Не знающий об этом трюке, человек поднимает кошелек, а потом его разводят по хорошо продуманной схеме. Я ее не буду описывать – наверно, этот номер все теперь знают. Я его знал и тогда, но все равно как-то купился – еще бы, вечно крутишься за копейки, а тут пухлое портмоне под ногами валяется и вокруг ни души! Но, поскольку я в тот момент был без денег, то отделался по-легкому. И вот буквально через несколько дней, едва ли не на том же самом месте, меня обгоняет хороший одетый парень и в пяти шагах передо мной «роняет» из кармана бумажник. После чего тут же сворачивает за угол. Причем других прохожих вокруг, естественно, нет. Не ускоряя и не замедляя шага, с улыбкой в душе, прохожу мимо. Впрочем, глаз скосил и заметил, что из бумажника торчит зелененькая американочка. Ну, прошел и забыл, однако через минуту меня догоняет тот самый парень. На нем, что называется, лица нет. - Слушай, ты, козел, - не слишком ласково говорит он мне. – Тебя в детстве мама учила, что, идя по улице, надо под ноги смотреть! Ты же на этот кошелек, - потряс он передо мной пухлым бумажником, - чуть не наступил и все равно не увидел его ни хера! После чего он смачно сплюнул на асфальт и побрел по улице, весь какой-то сгорбленный, поникший. И мне, ей-богу, нехорошо стало на душе – ведь человек профессионально, добросовестно сделал свою работу, а я ему взял и вот так, походя, в душу нагадил. Просто ни за что ни про что.